• Таганская тюрьма

    Московская губернская уголовная тюрьма, Таганская тюрьма или просто "Таганка" была сооружена в 1804 году по указу Императора Александра I.

    Тюрьма находилась на тогдашней окраине Москвы, недалеко от Таганской площади (от которой получила своё название), на улице Малые Каменщики (современные владения 16 и 18), в непосредственной близости от Новоспасского монастыря. Снесена в 1958 году.

    Первоначально служила тюремным работным домом (аналогом нынешних исправительно-трудoвых колоний) для уголовных заключённых. При тюрьме работали многочисленные мастерские: портновские, токарные, переплётные, слесарные. Действовала типография. К концу XIX века в тюрьме стали содержаться и политические заключённые, количество которых значительно возросло после октябрьской революции. В XX веке тюрьма приобрела функции пересыльной. По документам она проходила как место заключения ― «рабочий дом с лишением свободы».

    В январе 1906 в Таганской тюрьме, договорившись с администрацией, для заключенных пел Шаляпин.

    После Октябрьской переворота в мастерских выполнялись срочные заказы для центрального карательного отдела Наркомюста, войск внутренней охраны и внутренней службы. В июле 1920 штат тюрьмы состоял из 191 человека, заключённых ― 1200.

    О гуманном воспитательном значении тюрем газеты того времени писали так: «При карательном отделе Наркомюстиции с 15 мая, по инициативе т. Саврасова, организованы ударные бригады из заключенных Таганской тюрьмы по ремонту канализации, водопровода, электрическому освещению и др. работам. Эти работы пока производятся в местах заключения и в Яузской больнице под руководством инженера Короленко. На очереди вопрос громадного значения ― чтобы эти мастерские были расширены по разным отраслям производства и дошли до фабрично-заводского образца, и чтобы ни один заключенный не вышел из тюрьмы, не изучив какой-нибудь отрасли производства» («Правда», 02. 11.1921). В том же году журнал «Тюрьма», выпускавшийся в Таганской тюрьме, радостно рассказывал читателям о том, что «труд заключенных приобретает все большее значение». Хотя в Таганской губернской тюрьме тогда работало всего 65 % заключенных.

    В феврале 1939 был объявлен штат Таганской тюрьмы: руководство (начальник тюрьмы, замначальника по оперработе, дежурные помощники начальника, оперуполномоченный), политчасть, охрана (старшие по корпусу, старшие надзиратели, надзиратели), пожарная охрана, канцелярия, финчасть, хозчасть, санчасть. При общем штате тюрьмы в 774 «лимит» (число заключенных) составлял 1936 человек. В 1940 в Таганской тюрьме содержалось 4120 заключённых.

    В последние годы тюрьма носила официальное название: Центральная таганская пересылочная тюрьма Восьмого управления МВД СССР. В 1958 году тюрьма была взорвана, и на её месте построен детский сад МВД и четыре жилых пятиэтажных дома для охранников Таганки. В настоящее время сохранилось одно из тюремных административных зданий и помещение бывшей тюремной стиральни (там сейчас ЖЭК). Перед сломом Таганская тюрьма представляла собой кирпичное, желтого цвета шестиэтажное здание, внутри которой шли галереи, огороженные металлическими сетками для предупреждения попыток самоубийства.

    В Таганской тюрьме поэт Леонид Радин написал в свое время известную песню «Смело, товарищи, в ногу!».

    Известная актриса, гражданская жена Максима Горького М. Андреева на деньги Саввы Морозова подготовила побег из Таганской тюрьмы нескольких большевиков. В феврале 1905 г. в Таганскую тюрьму на 16 дней заключили ее хорошего знакомого, известного писателя Леонида Андреева. Его обвиняли, что предоставил свою квартиру для совещания ЦК РСДРП. Залог в 10 000 рублей, по просьбе М. Горького внесенный Саввой Морозовым, позволил Андрееву уехать за границу.

    За проповедь «Голос крови», посвященную памяти лейтенанта Шмидта и прочитанную в Московской духовной академии в марте 1906, здесь отсидел семь суток П. А. Флоренский. Потом ему ещё много придется сидеть.

    Сидел здесь в 1908 авантюрист XX века В. Ф. Трахтенберг, который, не имея толком представления о марокканских рудниках, изловчился продать их правительству Франции. Трахтенберг, не будучи профессиональным лингвистом, за решёткой составил словарь воровской речи, который явился праобразом всех последующих подобных словарей.

    С 13 мая по 11 августа 1908 группа депутатов I государственной Думы отбывала здесь наказание. За них заступались князья Трубецкой и Долгоруков, но остальная часть думского собрания дала согласие на арест своих бывших коллег. Вот письмо депутатов I Государственной думы-«выборжцев» депутату князю С. Д. Урусову, который не участвовал в совещании группы депутатов в Выборге после роспуска Думы, но добровольно предстал перед судом, заявив о солидарности с Выборгским воззванием: «Таганская тюрьма, 5 июля 1908 г. Дорогой товарищ! Мы рады Дню Вашего ангела, рады сказать Вам, сколь высоко Вы стоите в наших глазах, сколь близки Вы нам, сколь дороги, сколь нежные чувства мы к Вам питаем. Вы здесь лишь потому, что пожелали разделить общие лишения, общую ответственность. Месяцы тюрьмы нам дали возможность узнать друг друга, и в эту минуту мы не хотим говорить ни о ком другом, только о Вас, о нас. Мы не говорим, как к Вам должно относиться и, несомненно, относится русское общество. Сегодня приветствуем Вас мы — Ваши созаключники, соарестники. Вы вплели в венок традиций аристократического рода воспоминание о тюрьме как награде для народного избранника! Оно властно скажет грядущим поколениям, что в определенные минуты народный представитель о себе не смеет думать! По поручению выборгской колонии заключенных староста выборгского крыла А. Ледницкий».

    После объявления «красного террора» множество дворян, священнослужителей и купцов были отправлены в Таганку. Тюремная церковь стала клубом. Службы проводились в большой камере, переделанной в коммунистическую школу. Молитвы читались под портретами Ленина и Троцкого. Охраняли молящихся надзиратели-добровольцы из числа верующих старослужащих.

    Домовая тюремная церковь иконы Божией Матери "Взыскание погибших", построенная в 1894 на деньги А. Д. Расторгуева была закрыта в 1922.

    В начале 1920-х гг. в тюрьме соблюдалась видимость соблюдения гражданских прав, так как время от времени Таганку посещали иностранные гуманитарные делегации. Однажды в Таганскую тюрьму принесли отправленную через Красный крест посылку с тулупами от Е. Пешковой, бывшей жены Горького.

    Священномученик Максим (Жижиленко) ранее работал главным врачом Таганской тюрьмы. Потеряв при родах жену, он посвятил себя служению заключенным: спал на голых досках, питался из тюремного котла, деньги отдавал «сидельцам». Став позже епископом Серпуховским, он был арестован и расстрелян.

    Таганская тюрьма оставила след и в нaродном, и в блатном фольклоре. Ей посвящена песня «Таганка». О сносе тюрьмы также упоминается в песне Владимира Высоцкого «Эй, шофёр, вези Бутырский хутор» (…разломали старую Таганку).Но эти стихи, слишком правильные и литературные, не прижились в памяти арестантской публики, а вот надрывная «Таганка» поется и поныне. Чьи слова ― неизвестно, также как и музыка.

    Персоналии: (список пополняется):

    Ответить Подписаться