• О подполковнике Павле Илларионовиче Казакове

    Павел Илларионович Казаков родился 18 августа 1923 года в посёлке Тельма Московской области. С самого раннего детства ему и двум его братьям и сестре приходилось помогать родителям по хозяйству. Так что времени на игры и развлечения почти не оставалось. - Мы много работали, - вспоминает Павел Илларионович. – Ходили в лес за брусникой, грибами, у нас даже в самые голодные годы всегда на столе была картошка и хлеб. Чтобы дети могли учиться, семья переехала в посёлок Черусти, где была школа-семилетка. Когда началась Великая Отечественная война, первым ушёл на фронт старший брат Николай. Павлу тоже очень хотелось защищать Родину, но ему только было 17 лет, и попытка записаться добровольцем на фронт, не увенчалась успехом. Отец, служивший в своё время в кавалерийских войсках и знавший о первой мировой войне не понаслышке, лишь тяжело вздыхал, глядя на щупленького сына. Впервые с военными ужасами юноша столкнулся на железнодорожной станции Черусти, когда прибыл санитарный поезд с ранеными. Павел помог принести санитарам питьевую воду, а потом с их разрешения вошёл в один из вагонов. Духота, запах лекарств, пота и гниющей плоти, стоны, окровавленные повязки… Парень выскочил на свежий воздух. Вскоре ему исполнилось 18 лет, а 19 октября 1941 года он был призван в Красную Армию. Лишь после окончания войны он узнал, что из 73 призванных на фронт его сверстников, лишь трое остались живы. Колонна молодого пополнения направилась в Горьковскую область, где располагался Гороховецкий военный лагерь. Тридцать километров до Шатуры преодолели пешком. Затем – снова долгий путь до города Коврова Владимирской области. Только оттуда призывников отправили к пункту назначения поездом. Но Павлу не повезло. Его друзья, когда объявили посадку, смогли протиснуться в переполненный вагон. Павел не успел и, когда состав тронулся, повис на поручнях, но сорвался. Весь оставшийся путь до лагеря Казаков преодолел пешком. Еда в котомке быстро закончилась, и к усталости прибавилось чувство голода. Лишь через неделю он оказался перед КПП. Все дни были заполнены занятиями по строевой подготовке. Так прошёл ноябрь. А на организационном комсомольском собрании Казакова выбрали комсоргом. В конце ноября Павла зачислили в 364-й отдельный пулемётный артиллерийский батальон, который для полного формирования был направлен в столицу. Юношу поразила ночная Москва: от безлюдных пустынных улиц складывалось впечатление, что город опустел. Лишь изредка тёмное небо словно разрезали лучи прожекторов. В одной роте с Павлом служил Толя Кормилицин. Поскольку он жил в центре Москвы, командир разрешил ему навестить сестру и мать. Вместе в увольнение отпустили и Казакова. Дома у сослуживца дорогих гостей угощали чаем с сухарями. Павел Илларионович вспоминает, что его поразила красота Маши – Толиной сестры. Девушка с увлечением рассказывала, как тушила на крыше зажигательную бомбу. В этот момент взвыла сирена воздушной тревоги. Девчушка вскочила и побежала на крышу. Ребята с трудом за ней поспевали. Весь чердак был в дыму – очередная «зажигалка» попала в цель. Но с ней ребята расправились быстро, потушили начинавшийся пожар. «Ну вот и всё, мальчики», - улыбаясь сказала Маша, удобно устроившись на ящике с песком. Отважной девчушке было тогда всего 16 лет… Через пять дней батальон покинул город. Это совпало с началом контрнаступления советских войск под Москвой. С запада на Восток ехали машины с раненными, на полях новобранцы то и дело видели сотни трупов. По пути на передовую батальон останавливался на ночлег в деревнях. Несколько раз ночевали в лесу. Солдат подбадривали: «Ничего, молодёжь, терпите. Надо к голоду и холоду привыкать». В конце января батальон оказался на линии фронта. Первый бой Павел запомнил на всю жизнь. Пережитый страх, гибель людей, убитые фашисты… Всё это заставило быстро свыкнуться с мыслью, что смерть находится рядом. Постепенно он начал замечать, что перестал пугаться свиста пуль, привык к этой «музыке» войны. В начале марта 1942 года командир роты, где служил Казаков, был тяжело ранен. На его место был назначен старший лейтенант Климов. Когда он знакомился с ротой, то внимательно осматривал каждого бойца. Под его взглядом Павел впервые почувствовал себя неуютно в длинной, не по росту шинели с засученными рукавами.. Длинные полы при ходьбе путались в ногах, но к этому неудобству парень быстро привык: а укорачивать было жаль - ведь она служила постелью, и одеялом. Оглядев Павла с ног до головы, командир поинтересовался: сколько служит солдат - Уже два месяца. -Да ты уже ветеран, - улыбнулся старлей. И тут Паша попал впросак. Он решил, что ветеран – тоже самое, что и ветеринар, поэтому ответил: - Нет, товарищ командир: в я в деревне коров и лошадей только пас, а вот лечением не занимался. В строю послышался смех, который вскоре смолк, когда Климов объявил, что назначает Казакова ординарцем командира роты. Новая должность пришлась Павлу по душе: вместе с командиром он обходил боевые позиции, помогал связистам устранять разрывы телефонной линии. Но вскоре в тяжёлом бою был убит и Климов. В середине 1942 года П.И.Казакову вручили первую медаль «За боевые заслуги», после чего его назначили командиром пулемётного отделения и присвоили звание «сержант». А в начале марта, во время очередного боя Павел был ранен. Три месяца он находился в госпитале и всё время умолял врачей как можно быстрее отправить его на фронт. Но лишь в июле 1942 года солдат вновь оказался в части, дислоцирующейся под Ржевом. Именно там больше года велись кровопролитные бои. В мае 1943 года Казакова откомандировали в полковую разведку. Не раз ему приходилось принимать участие в вылазках в тыл врага. Однажды даже удалось взять в плен офицера немецкой разведки, обладающего весьма ценными сведениями о наступательных операциях. За участие в разведывательных операциях Казакова наградили двумя медалями «За отвагу». 18 августа 1943 года в день своего двадцатилетия, во время очередной разведки Павел был ранен. И снова госпиталь. Через два месяца уже бывалый солдат оказался в 787 отдельном разведывательном батальоне, который входил в состав 39 армии. После взятии Кенисберга Казаков был награждён орденом Красной Звезды. Вскоре солдат погрузили в вагоны и направили в Монголию. Чужая страна со своими обычаями и нравами поразила парня. Больше месяца фронтовики жили в степи. Многие развлекались тем, что ловили орлят. Боевая жизнь постепенно стала забываться. Но… 8 августа 1945 года солдатам сообщили о начавшейся войне с Японией. Два последующих года Казаков служил в Порт-Артуре. Боевые потери в этой войне были не столь высоки. - Самое обидно, - вспоминает Павел Илларионович, - что многие гибли не от пуль противника, сколько от жары, жажды и укусов малярийных комаров. 15 июня 1947 года Казаков демобилизовался и 8 июля был уже дома. Долго на месте фронтовик не усидел, уже в конце месяца решил навестить своего друга-однополчанина в Северодвинске, где поступил на работу, а через два года решил вернуться в Москву, где устроился на завод слесарем и возглавил комсомольскую организацию. Также у него была тяга к знаниям, он в 1952 году закончил десятилетку и поступил на философский факультет МГУ. В этом же году он пополнил ряды московской краснознамённой милиции, где его сразу назначили на должность заместителя командира кавалерийского эскадрона. В 1955 году он перешёл инспектором в ГАИ. В 1957 году Павел Илларионович получил диплом о высшем образовании и стал работать участковым уполномоченным. - Интересное было время, - вспоминает П.И.Казаков, - мне очень нравилось общаться с людьми. Немаловажным было и то, что службу он начинал в 16 часов, а утром мог читать лекции по диалектическому материализму в различных учреждениях. Преподаватель нравился слушателям, его часто просили выступить перед самой разной аудиторией. Как-то он провёл занятия в техникуме, а через несколько дней на первомайской демонстрации сопровождал колонну, естественно в форме. Вдруг в толпе послышался крик: Смотрите, да это же наш лектор!» Смутился Павел Илларионович ужасно! Даже слегка покраснел. До 1966 года проработал в должности участкового Казаков, не раз задерживал преступников. Однажды вёл дочку на танцевальный кружок в Дом пионеров, как услышал крики о помощи. Оказалось, что у женщины вырвали сумку. Милиционер бросился догонять преступника, которого задержал. А однажды жизнь Павла Илларионовича висела на волоске. Правда он узнал об этом, когда опасность миновала. События разворачивались следующим образом: в отделение милиции поступила информация, что из мест заключения освободился бывший москвич. По советским законам освободившимся заключённым запрещали жить в столице, но в Москве у него осталась мать, поэтому милиционеры предполагали, что он всё равно приедет её навестить и возможно останется жить насовсем. Это было как раз на участке Казакова. Он пошёл проверить адрес и встретил освободившегося парня. - Идём мы с ним по улице, - рассказывает Павел Илларионович, а я ему говорю: «Ну посмотри ты на себя, ты же ладный мужик! Устройся где-нибудь в области на работу, через год получишь прописку. Всё у тебя образумится, семья появится, дети!» До отделения милиции дошли, а он нож достаёт из кармана и ухмыляется: «Вот, веришь, начальник, хотел я тебя кончить, да разжалобил ты меня!» В 1963 году хотел Казаков уйти на преподавательскую работу, но не смог бросить органы внутренних дел. Вскоре он начал работать в отделе кадров Ждановского РУВД г. Москвы (нынешний Таганский район), затем избирался секретарём парткома, а закончил службу в 1977 году начальником отдела политико-воспитательной работы Ждановского РУВД г. Москвы в звании полковника милиции. Но сидеть, сложа руки, он не привык, поэтому сразу же стал работать в Совете ветеранов ГУВД, где до сих пор является заместителем председателя Совета ветеранов столичной полиции. В 1995 году за активную патриотическую работу он был награждён орденом Дружбы. Особенно много проблем ветеранской организации приходилось решать в начале 1990-х годов. Тогда начиналась инфляция, которая опустошала сбережения всего населения России, и в первую очередь это било по ветеранам – ведь задержка пенсий достигала до шести месяцев. Зачастую пожилым людям не на что было купить хлеба. Тогда при Совете ветеранов решено было создать фонд, который привлекал бы спонсоров для оказания помощи нуждающимся. В 1999 году, когда в столице было совершены террористические акты – взорвали дома, - ветераны вновь оказались в строю и помогали сотрудникам обследовать чердаки и подвалы. Особую тревогу вызывают у ветеранов подростки, поэтому по мере возможностей идут в школы, выступают перед молодёжью, рассказывают о трудных военных годах. Павел Илларионович убеждён, что даже к самому «трудному» подростку можно найти подход. Передают свой опыт ветераны и молодым сотрудникам полиции. Как-то в начале 2000-х годов руководство МУРа обратилась к бывшим коллегам за помощью. Ветераны просмотрели около 300 дел и пришли к выводу, что около 50 можно раскрыть, подсказали молодым коллегам советами. Очень хорошо, что ещё живы такие матёрые ветераны, как П.И.Казаков, который бодро держится, посещает многие мероприятия УВД по ЦАО и ГУ МВД России по г. Москве, выступает перед сотрудниками и в школах. Счастья и здоровья Вам Павел Илларионович!
    Андрей Объедков


    Ответить Подписаться